К 100-летию со дня рождения Михаила Савицкого


18 февраля 2022 г. исполняется 100 лет со дня рождения Михаила Савицкого.

Михаил Андреевич Савицкий – выдающийся белорусский живописец, педагог, общественный деятель. Народный художник БССР (1972) и СССР (1978), член Национальной академии наук Беларуси и Российской академии художеств. Первый, кто был награжден орденом Франциска Скорины (1997). В 2006 году Савицкому было присвоено звание "Герой Беларуси".


Михаил Савицкий родился 18 февраля 1922 года в деревне Звенячи Толочинского района Витебской области. Когда началась Великая Отечественная война, он в возрасте двадцати лет ушёл на фронт. В самом начале войны попал в плен и прошёл через тяжелейшие испытания в концлагерях Дюссельдорфа, Бухенвальда и Дахау. 29 апреля 1945 года был освобожден из концлагеря Дахау американскими войсками.

Художественное образование получил после демобилизации из армии. В 1951 году окончил Минское художественное училище, в 1957 году - Московский художественный институт им. В. И. Сурикова.
Жил и работал в Минске. Был руководителем государственного учреждения культуры «Творческие академические мастерские живописи, графики и скульптуры».
Ушёл из жизни в возрасте 89 лет 8 ноября 2010 года.
Михаил Савицкий прославился своими работами в области станковой и монументальной живописи на тему Великой Отечественной войны и чернобыльской трагедии. Много картин художник посвятил теме истории становления белорусской национальной культуры.

Мы попросили бобруйского художника Семёна Тихоновича Абрамова, который много общался с Савицким, бывал в мастерской, написал несколько его портретов, поделиться воспоминаниями об этом выдающимся художнике и человеке.

О знакомстве с Савицким


"Я состою в Белорусском союзе художников уже 56 лет. Естественно, что мы с Савицким постоянно видели друг друга на выставкомах, на съездах художников, – было визуальное знакомство. В 1997 году в Беларуси прошла кампания по признанию бывших узников фашистских концлагерей жертвами фашизма. Все бывшие узники получили статус ветеранов войны, поскольку тягот и испытаний узникам досталось больше, чем многим участникам войны. Мы были безоружны и беспомощны, с нами немцы могли делать что угодно. И мы, участники войны, стали встречаться на выставках, посвящённых юбилеям Победы и освобождения Беларуси. По этим датам всегда устраивали республиканские выставки ветеранов. Тогда ещё художников-ветеранов членов Союза художников было более двух десятков. Одна из моих работ на эту тему называется «Последние из могикан». На ней изображены белорусские художники - участники Великой Отечественной войны.
Тогда мы с Савицким стали общаться ближе. После ветеранских выставок всегда было небольшое застолье. На одной из таких встреч, которое проходило в Союзе художников Беларуси, располагавшемся в то время на улице К.Маркса, я спросил у Савицкого: «Нельзя ли, Михаил Андреевич, написать Ваш портрет». Я ещё спросил: «Вас акварелисты когда-нибудь писали?». Он сказал, что не писали, и согласился на создание портрета.
 
Я предположил, что буду первым, кто напишет его портрет акварелью, но оказался единственным и последним. Я написал четыре портрета Михаила Андреевича. На двух портретах он изображён один, другие два – композиционные, когда на портретах изображены и другие люди. Один из групповых портретов – это уже упоминавшийся «Последний из могикан», а другой – «Разговор о вере», так как к тому времени Михаил Андреевич уже приблизился к Богу.

Мы все, будучи советскими людьми, создавали картины на темы советской идеологии, писали портреты Ленина, использовали партийные сюжеты. С переменой времени, с открытием многих неизвестных событий в истории нашей страны, стали меняться и сюжеты у художников. И постепенно, когда стали брать на республиканские выставки произведения с религиозной тематикой, тогда художники стали свободно выражать своё отношение к религии: не боялись и знали, что эти работы будут допущены. И поэтому у Михаила Андреевича появились сюжеты из Ветхого и Нового Завета, в том числе о распятии.


Одной из лучших его работ не только по моему мнению, но и по мнению Народного художника Беларуси Леонида Дмитриевича Щемелёва, является картина «Без вести пропавший»: три ангела со свечами зависли в воздухе, а под ними груды тел. Без вести пропавшими до сих пор считается около 4 миллионов советских солдат.

Помимо этих тем у него, конечно, были и лирические темы о материнстве, он и пушкинской темы касался. На портрете, который называется «Портрет академика Савицкого», я включил несколько его работ, желая показать диапазон творчества художника: от ленинских, сталинских тем, как постепенно шло развитие его сознания в сторону либерализации, в сторону освобождения от догм и идеологии.

У Савицкого были циклы: чернобыльская серия «Чёрная быль» - очень болезненный цикл для каждого из нас. И его знаменитый цикл «Цифры на сердце». Я на выставке подошёл к нему и сказал: «Спасибо Вам большое за этот цикл, это особенно трогательно и чувствительно для тех, кто прошёл немецкие концлагеря.»"

О ТВОРЧЕСТВЕ. «ПАРТИЗАНСКАЯ МАДОННА» И «ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ МАДОННА»

"«Мадонна» тяжело пробивала свой путь… Савицкий имел много недоброжелателей, и, по-моему, до сих пор их у него предостаточно. В том числе, за его советскость: он написал около 40 портретов Ленина, на которые поступали заказы в Союз художников из различных партийных и других учреждений. Его портреты были творческие. Не просто, как большинство оформителей писали типовые поясные портреты. Он писал обычно портреты в рост или поясные с руками - они все были добротного качества.

Сейчас, надо полагать, они где-то хранятся уже в запасниках, потому что, согласно новой идеологии, лениниана стала не в моде. Но те произведения с Лениным которые представляют большую художественную ценность, они, конечно, сохранились по большей части в запасниках. Некоторые, наверное, даже в Третьяковке. У Савицкого есть четыре работы в Третьяковской галерее, которые ранее находились в постоянной экспозиции. В том числе и «Партизанская Мадонна». Белорусский Национальный художественный музей заказал у него вторую «Мадонну», просили авторское повторение, но художнику неинтересно было повторяться, он сказал: «Я напишу другую Мадонну». Она была написана вертикальной, в полный рост, под названием «Минская Мадонна». Она теперь находится в Национальном художественном музее. Наверное, к 100-летию со дня рождения Михаила Андреевича эту работу покажут. Думаю, что в запасниках музея много его работ. Не считая тех работ, которые находятся в его персональном музее на площади Свободы. Там всё остальное его творчество. В частности, цикл «Цифры на сердце»."

О ВСТРЕЧАХ В МАСТЕРСКОЙ

"Последние годы его жизни, последние восемь лет, я близко общался с Михаилом Андреевичем, бывал в его мастерских, в частности, по случаю юбилейных выставок ветеранов. Он приглашал всех оставшихся ветеранов, которые участвовали в этих выставках, прийти к нему в мастерскую, провести там дружескую встречу. Бывали на этих встречах председатель Белорусского союза художников Владимир Самойлович Басалыга, заместитель министра культуры Владимир Петрович Рылатко, ректор Академии искусств, другие представители сферы культуры. Они могли видеть последние работы, над которыми Михаил Андреевич трудился. Те незавершённые произведения, что стояли отвёрнутыми, он мог показать. Савицкий был человеком доступным, особенно в последние годы жизни, потому что ему дорого было человеческое общение.

Михаилу Андреевичу было приятно общаться с коллегами, и, признаться честно, я относился к нему с сыновьей любовью. Я прожил свою жизнь без родителей, без отца. Отец мой был расстрелян в 1938 году вместе с тремя односельчанами по обвинению в принадлежности к троцкистскому подполью, которого, конечно, не было в маленькой деревне. И поэтому Михаил Андреевич, наверное, чувствовал моё тёплое отношение к нему, и он не уходил от разговора, рассказывал, когда я задавал ему вопросы. И о своей военной судьбе: он попал в плен в Севастополе. Перед тем, как сдать Севастополь группировка советских войск отбивала немецкие атаки, до тех пор, пока были патроны. А когда закончились всё боеприпасы, солдат не смогли эвакуировать на пароходах и они попали в плен. А дальше его вывезли в Германию, где он прошёл несколько концлагерей. Был в Дюссельдорфе, Бухенвальде, Дахау. Это отражено в его картине «Мадонна Биркенау»."

Разговоры о вере


"У нас были разговоры о вере, в том числе в присутствии Поплавского… Были довольно откровенные разговоры. Он же в конце жизни создал цикл «Распятие и снятие с креста» и его работа «Без вести пропавший» с ангелами: они непосредственно напрямую касаются религии. Были у него и другие работы, их можно найти в его альбоме. Кстати, он подарил мне свой последний альбом с дарственной подписью.
Его отношение к религии так же как и у большинства людей постепенно трансформировалось. Оно освобождалось от атеизма, от негативного отношения к религии. Люди начинали понимать, что неверующих людей по сути нет: каждый, даже те, кто не посещает храмы, всё равно интуитивно верит в высший разум."

ОБ ОТНОШЕНИИ К ЗВАНИЯМ И НАГРАДАМ

"Михаил Андреевич в жизни был очень скромным человеком. Получив звание Героя Беларуси, он не носил «Золотую Звезду», чего, скажем, с Героями Советского Союза никогда не происходило. Все герои носили свои звёзды. Он, помнится, рассказал, что всего один раз надел ордена, когда их пригласили поучаствовать в демонстрации по случаю Дня Победы. У него ещё был Орден Ленина и другие ордена и медали. Он говорил: «Я чувствую себя не в своей тарелке, когда надеваю награды» - настолько ему было неловко выделяться среди других людей."

КАК СОЗДАВАЛИСЬ ПРОИЗВЕДЕНИЯ САВИЦКОГО

"Михаил Андреевич был прекрасным рисовальщиком, он много во время учёбы рисовал, и поэтому он от себя мог нарисовать фигуру в любом ракурсе. Возможно Савицкий когда-то и просил кого-то попозировать, но большинство работ он писал от себя, по воображению. Пользовался, наверное, фотографиями на исторические темы, когда надо было посмотреть одежду того или иного персонажа, узников концлагерей, и других, наверное смотрел на фотографии. Без этого художники не обходятся. В любом случае, одежду, костюм художник должен посмотреть - всё это в голове невозможно удержать, мир слишком многообразен."

КОНЧИНА САВИЦКОГО

"К сожалению, я не был на похоронах Михаила Андреевича. Я узнал о его смерти в день его похорон из вечерних новостей по телевидению. И съездил через несколько дней на кладбище, посетил его могилу, уставленную венками и занесённую снегом. Посидел, повспоминал о наших встречах, воткнул цветы в снег, которым была занесена его могила, поклонился: таким образом почтил его память. Супруга Савицкого умерла через год с небольшим. А ещё через год умер и их сын Андрей Михайлович. Савицкий очень любил своего сына. Будучи уже без сознания, он в бреду вспоминал его, с нежностью называя Андрюшенькой."

Об особенностях живописи


"У Савицкого была тумбочка, в которой лежали краски и кисти. На тумбочке лежала палитра. На портрете, который я написал, видно, как он работает, стоя размешивает на палитре краски, потом подходит к холсту на мольберте и работает, пишет то место, на котором остановился. Он работал, разбрасывая цвета в нескольких местах на холсте. У него на кисти был определённый цвет, и он, сразу держа в голове, где похожий цвет должен быть, подходил к этому месту и делал несколько мазков, прежде чем вернуться к палитре и смешать новый колорит. Я, к примеру, работаю, начиная слева, и постепенно иду до правого края, потом опускаюсь вниз.

Основными жанрами Савицкого были сюжетные картины и портреты, в которых он имел большой опыт, как говорится, набил руку: только Ленина 40 портретов написал. Это же всё остаётся… Можно уже почти не глядя писать. Портреты Достоевского, Пушкина… Сюжет материнства, портреты жены, сына, родителей, бабушек, дедушек – таким образом он увековечил свою родословную.
Чем больше времени проходит с момента ухода художника из жизни, тем ценнее становится то, что он сделал. И произведения искусства, картины, и всё творчество воспринимается зрителем уже как-то по другому: более весомо и значимо. Не зря говорят, что художники не умирают, пока живо искусство."

Воспоминания Семёна Тихоновича Абрамова о Михаиле Андреевиче Савицком были записаны 2 февраля 2022 г. в Бобруйском художественном музее.